Аналитика

Международные санкции против РФ: объясняем

08 августа 2017, 11:46

В начале августа 2017 года президент США Дональд Трамп подписал закон «О противостоянии врагам Америки с помощью санкций», ужесточающий режим ограничений в отношении нескольких стран, в том числе России. Этот шаг окончательно снял последние иллюзии насчет скорой отмены или облегчения санкций. Теперь уже очевидно, что жить с ними придется еще много лет.

Правила разных стран, регулирующие санкции против России, стали настолько многочисленными и сложными, что разобраться в них стало уже нелегко. Этим мы сейчас и попробуем заняться.

ЗА ЧТО НАЛОЖИЛИ САНКЦИИ НА РОССИЮ?

Поводом для введения санкций были не только события на Украине и присоединение Крыма. Первые за последнее время санкции были введены еще в 2010–2012 годах в результате известного коррупционного скандала. Предыдущие разногласия с Западом, включая войну 2008 года в Грузии, санкций результатом не имели. В хронологическом порядке причинами санкций были:

«Дело Магнитского»

Напомним, что согласно некоторым сведениям, ряд государственных чиновников РФ и частных лиц создали заговор с целью кражи крупных сумм из бюджета России. Размах предполагаемых злоупотреблений и смерть в тюрьме аудитора американского фонда Heritage Сергея Магнитского стали причиной широкого резонанса, в результате чего США, ЕС и несколько других стран приняли персональные санкции против предполагаемых участников преступления.

В настоящее время под санкциями находятся несколько десятков человек, им запрещен въезд в эти государства, и все их имущество на территории этих стран блокируется.

Санкции по «делу Магнитского» не имели большого влияния на экономику России. Однако их политический эффект нельзя недооценивать, так как именно они ознаменовали окончательный поворот к необратимому ухудшению отношений России и Запада и стали образцом для введения последующих, гораздо более неприятных санкций.

За войну на Украине и присоединение Крыма

В 2014 году США, ЕС и некоторые другие страны ввели ряд санкций против России в качестве наказания за присоединение Крыма и участие в событиях на Украине. Были приняты персональные санкции против отдельных физических лиц и организаций, «секторальные» санкции в отношении некоторых отраслей экономики России, а также санкции в отношении Крыма.

За «кибершпионаж» и вмешательство в выборы президента США

В конце 2016 года, перед самим уходом в отставку президент Обама принял указ о введении санкций за «злонамеренные действия при помощи компьютера» во вред Соединенным штатам, то есть за якобы имевшие место действия российских хакеров во время выборов в США.

В список наказуемых вошли ФСБ, ГРУ и несколько других организаций. Подверглись санкциям и несколько физических лиц, например, некий хакер Белан по кличке «Федюня», Богачев по кличке «Монстр», а так же несколько должностных лиц ГРУ.

У всех этих лиц было заблокировано их имущество на территории США, а американцам были запрещены любые сделки с ними. Обама также выслал из страны некоторое количество российских дипломатов и отобрал у российского посольства две дипломатические дачи.

Президент Путин не стал сразу принимать ответные санкции, очевидно, надеясь на улучшение отношений с США во время президентства Трампа. Однако, когда летом 2017 года американские санкции против РФ были ужесточены, зеркальные меры все-таки были с запозданием приняты — у американского посольства была отобрана дача в Серебряном бору, и ему было выдано предписание сократить персонал.

За Сирию

США наложили обширные санкции на правительство Сирии в связи с продолжающейся там гражданской войной. Под эти санкции попали также и несколько российских субъектов, например Кирсан Илюмжинов, Темпбанк, сотрудники Темпбанка, банк Русский Финансовый Альянс (ныне не существующий) и некоторые другие.

Закон о поддержке Украины 2014 года также давал право Обаме налагать отдельные санкции на РФ за производство и продажу оборонной продукции в Сирию. Однако президент этим правом не воспользовался, так как санкции «за Украину» и так уже покрывали большое количество лиц.

За всё вместе

Вопреки сложившемуся мнению, предлогом для усиления санкций согласно недавнему закону, принятому в США в августе 2017 года, было не только якобы имевшее место вмешательство россиян в выборы президента США. Закон ссылается на очень длинный список прегрешений РФ, включающий присоединение Крыма, нанесение вреда Украине, поддержку правительства Сирии, коррупцию, борьбу со свободой прессы, вмешательство во внутренние дела и выборы многих стран мира, и многое другое.

Поскольку никакого повода для усиления санкций именно в это время не было, господствует мнение, что принятие этого закона было чисто внутриполитическим американским мероприятием, в котором России предлагалась только роль мальчика для битья.

КАКОВО КОНКРЕТНОЕ СОДЕРЖАНИЕ САНКЦИЙ?

Санкции против РФ можно разделить на несколько видов по своему непосредственному действию.

«Блокирующие санкции» в отношении отдельных лиц.

Это санкции в отношении отдельных лиц (юридических и физических), которые, например, причастны к «установлению государственной власти в Крымском регионе Украины без разрешения правительства Украины, подрывая этим демократические процессы и институты на Украине». Другие подверглись персональным санкциям в по иным основаниям: дело Магнитского, кибершпионаж и пр.

Собственность этих лиц на территории США и других стран, участвующих в санкциях, блокируется, с ними запрещается проводить любые операции. Ограничения также распространяются на организации, более чем на 50% принадлежащие этим лицам. Физическим лицам въезд на территорию этих стран запрещен. Американцам не разрешается даже оказывать им помощь чисто гуманитарного характера — предоставлять пищу, одежду, лекарства.

Конкретный список «блокированных» лиц составляет казначейство (министерство финансов) США по консультации с государственным департаментом (министерством иностранных дел). В настоящее в таких списках состоят по разным основаниям около 300 имен.

Ныне действующий список физических лиц весьма разношерстный, в него включены самые разные люди от Стрелкова-Гиркина и мотоциклиста Залдостанова до Кобзона и Рамзана Кадырова. Туда попали также и видные экономические фигуры, такие как братья Ротенберги, братья Ковальчуки, Тимченко и т. д. — вместе со своими дочерними компаниями. Состоит в списке и И.И. Сечин, но только в личном качестве. Так как «Роснефть» юридически не принадлежит ему более чем на 50%, нефтяная компания под именно этот вид санкций не попадает.

В список также попало много юридических лиц, в первую очередь предприятия «оборонки», типа «Уралвагонзавода» и «Алмаз-Антея».

Санкции в отношении Крыма.

Запрещаются любые сделки «в отношении» Крыма. Запрещены инвестиции в предприятия, расположенные на полуострове, купля и продажа на этой территории любых товаров, услуг, технологий и имущества. Под санкции так же попали конкретно около 50 крымских предприятий (включая, например, Ялтинскую киностудию), с которыми запрещено проводить любые сделки.

Однако правительство США все-таки сделало некоторые послабления — выпустило исключения, так называемые «генеральные лицензии». Любым лицам разрешается продажа туда сельскохозяйственной продукции, некоторых лекарств, запчастей, предоставление в пользование некоторых программ (например, сайтов социальных сетей), оказание определенных телекоммуникационных услуг. Разрешаются частные банковские переводы в Крым. Правда, на практике это неосуществимо, так как никакой из банков, действующих на территории Крыма, не подключен к системе СВИФТ, да и не имеет корсчетов в иностранных банках.

Секторальные санкции

Этот вид санкций США и их союзников затрагивает важнейшие отрасли экономики РФ — банковскую и энергетическую, ограничивая возможность инвестировать в них и поставлять определенные технологии и оборудование. Закон августа 2017 года также дал право правительству США распространить санкции также и на железнодорожный, горный и металлургический сектора экономики РФ. Суть этих санкций такова:

Ограничения на сделки с акциями и долговыми обязательствами.

Запрещается проводить операции с акциями ряда конкретных крупнейших компаний энергетического и финансового сектора России, а также с их долговыми обязательствами, выпущенными более чем на определенный срок.

«Сделки с долговыми обязательствами» включают в себя не только покупку облигаций, но так же и просто предоставление кредитов.

Эти компании были поделены на три группы:

•  Запрет на операции с вновь выпускаемыми акциями и долгами дольше 14 дней (до августа 2017 – 30 дней). В этот список входят крупнейшие банки и финансовые компании РФ (а также их дочки), включая Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, Росагробанк, Газпромбанк, Яндекс.Деньги.

•  Запрет на операции с вновь выпускаемыми долгами свыше 60 дней (ранее — 90 дней). Запрет затрагивает крупнейшие энергетические компании России – Газпром, Роснефть, Лукойл, Газпромнефть, Транснефть, Сургутнефтегаз, Новатэк и прочие.

•  Запрет на операции с новыми долгами свыше 30 дней. В эту группу входят в основном компании оборонного сектора и высокотехнологического сектора.

Все остальные операции с компаниями из этих списков проводить разрешается.

Ограничения на передачу технологий российским энергетическим компаниям.

Подробным регулированием этого вида ограничений занимаются несколько органов исполнительной власти в США.

Казначейство США выпустило директиву, согласно которой американцам запрещается продавать оборудование, оказывать услуги и передавать технологии, которые бы использовались для разведки и добычи нефти в глубоководных (свыше 500 футов, то есть около 150 метров), шельфовых арктических (находящихся внутри полярного круга) и сланцевых месторождениях на территории России и прилегающих к ней морских территориях крупнейшими российскими компаниями.

Речь идет только о добыче нефти, так как европейские партнеры России уговорили США не трогать газ. Оказание финансовых услуг — например, кредитование и страхование — не запрещается.

Список компаний, которым запрещается передавать такое оборудование, сходен со списком, налагающим ограничение на кредитование свыше 60 дней. Туда входят Газпром, Роснефть, ЛУКОЙЛ, Сургутнефтегаз и прочие нефтяные компании, но не входит, например, чисто газовый Новатэк.

Сначала запрет на передачу оборудования и технологий касался не только этих организаций, но и компаний, в которых у них было более 50% участия. Но в августе 2017 это ограничение было ужесточено и сейчас речь уже идет не только о «дочках» российских компаний, но и компаниях и проектах, в которых у них больше 33% участия. Кроме того, если раньше речь шла только о проектах на территории России (и прилегающих к ней), то теперь санкции распространяются на операции во всем мире.

Другое ведомство — министерство торговли США — занимается выдачей лицензий на экспорт продукции, в отношении которой есть режим ограничений, в том числе в виду наложенных санкций.

Получение экспортной лицензии требуется для передачи ряда технологий и оборудования, которые могут использоваться, напрямую или косвенно, для разведки или производства нефти или газа на глубоководных (глубже 500 футов), арктических офшорных или сланцевых месторождений в России, а также в тех случаях, когда невозможно точно определить, будет ли оборудование использоваться на таких месторождениях.

Таким образом, речь идет не только о добычи нефти, но и о газе. Лицензии требуются для поставки оборудования и технологий в адрес любой компании на территории России, а не только попавшей в список санкций.

При подаче заявлений на получение экспортной лицензии используется презумпция отказа в тех случаях, когда оборудование может быть использовано на упомянутых месторождениях для добычи нефти.

Конкретное оборудование под ограничениями включает (не ограничиваясь этим): буровые установки, оборудование горизонтального бурения, оборудование для бурения и заканчивания скважин, подводное технологическое оборудование, морское оборудование, которое возможно использовать в Арктике, двигатели и оборудование для скважин и тросов, буровые трубы и обсадные трубы, программное обеспечение для гидравлического разрыва, насосы высокого давления, сейсмическое оборудование, аппараты с дистанционным управлением, компрессоры, расширители, клапаны, стояки.

Экспортный контроль США делает попытку распространить деятельность своих правил и за пределы США. Так, под указанные ограничения должна попадать передача в Россию оборудования, в котором есть хотя бы 25% доля американской продукции, из любой страны и любым лицом.

Кстати, ограничения на экспорт в Россию оборудования, которое может быть использовано в военных целях, а именно требование получения экспортной лицензии — существовали и до крымского кризиса, так что относительного такого вида продукции никаких отдельных санкций принято не было.

КАКИЕ НОВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ БЫЛИ ВКЛЮЧЕНЫ В НЕДАВНО ПРИНЯТЫЙ АМЕРИКАНСКИЙ ЗАКОН?

Новый закон США, который так неохотно подписал Трамп, включает несколько важных положений, затрагивающих интересы РФ.

Во-первых, сильно изменилась процедура пересмотра санкций.

Раньше Конгресс принимал только «рамочный закон», который давал президенту право самостоятельно вводить и снимать санкции. Конкретные ограничения и списки затрагиваемых лиц принимались в рабочем порядке указами президента и актами определенных министерств. Так принимал санкции Обама. Сейчас же конгрессмены инкорпорировали в новый акт все санкции, наложенные указами Обамы, придав им таким образом силу закона.

Новый закон также предусматривает, что отмена уже существующих санкций, изменение списка затрагиваемых лиц, а также предоставление важнейших исключений (т.н. «лицензий») должны быть рассмотрены в обеих палатах Конгресса. Если Конгресс не согласится с отменой или изменением санкций, он примет об этом соответствующее решение — в виде закона. На этот импровизированный закон президент может наложить вето, но теоретически это вето может быть преодолено Конгрессом, как обычно, большинством в две трети голосов.

Эти новые правила сильно ограничивают права президента и существенно отдаляют перспективу отмены санкций.

Таким образом, для того, чтобы убрать сейчас какого-нибудь раскаявшегося Залдостанова из списка лиц под санкциями, придется рассматривать это решение в виде законопроекта в комиссиях Конгресса, проводить через обе палаты, при необходимости налагать вето. При враждебности Конгресса единственной надеждой неформала-мотоциклиста останется лишь то, что Конгресс не успеет преодолеть вето в течение определенного максимального срока.

Трамп не хотел подписывать этот закон, но был вынужден это сделать, так как понимал, что его вето было бы легко преодолено — за законопроект дружно голосовали и демократы, и республиканцы, причем «против» было всего несколько голосов.

Во-вторых, новым законом был ужесточен режим уже существующих секторальных санкций против РФ. Как мы уже упоминали, был сокращен максимальный срок дозволенных долговых обязательств. Новые сроки составили 14 дней для банков под санкциями (ранее — 30 дней) и 60 дней для энергетических компаний (ранее — 60 дней).

Кроме того, как уже было указано, закон ужесточает ограничения в отношении российских проектов по добыче нефти в глубоководных, шельфовых арктических и сланцевых месторождениях, устанавливая максимальный порог участия российских организаций в 33% в проектах, которым американцы могут продавать оборудование и технологии.

В-третьих, согласно закону Конгресс дает президенту право — а в некоторых случаях и налагает обязательство — ввести разного рода новые санкции против определенных лиц.

Так, президент может наложить санкции — в координации с союзниками Соединенных штатов — на любое лицо, которое продает оборудование, технологии и услуги на сумму более 1 миллиона долларов, связанные со строительством, модернизацией и поддержкой российских трубопроводов, направляющих энергоносители на экспорт, или совершает соответствующие инвестиции.

Именно этот пункт вызвал негодование европейцев, которые увидели здесь, не без основания, попытку запретить строительство новых трубопроводов из России. Для того, чтобы их успокоить, американцы в окончательный закон вставили формулировку о «координации с союзниками».

Положение это фактически экстерриториально — ограничения накладываются не только на американские лица, но и вообще на любое физическое и юридическое лицо в мире.

Но ключевое слово тут – «может». Представляется маловероятным, чтобы в существующих условиях президент США стал бы налагать санкции на европейцев, например, за участие в «Северном потоке 2». Тем не менее, выборочное применение таких санкций вполне вероятно.

Согласно этому же закону, президент США обязан наложить санкции на:

•  тех, кто осознанно вовлечен в «действия, подрывающие кибербезопасность, против любого лица, включая демократический институт или правительство, от лица правительства Российской Федерации»;

•  ответственных за «отдачу приказов, контроль или руководство другого рода в совершении серьезных нарушений прав человека на любой территории, силовым образом занятой или иным образом контролируемой правительством Российской Федерации».

•  любых лиц, которые совершают «значительные операции» с лицами, являющимися частью, или действующими от имени и в интересах «оборонных или разведывательных секторов Правительства Российской Федерации», включая ГРУ Генштаба и ФСБ. Чтобы Трамп не увиливал от выполнения этого положения, ему приказали в течение 60 дней выпустить правила о том, как выявлять таких лиц.

Это один из самых странных пунктов всего закона. Теоретически, санкциям можно будет подвергнуть любых покупателей российского оружия на международной арене.

•  любых лиц, которые совершат инвестиции на сумму более 10 млн. долларов (или будут помогать в осуществлении этих инвестиций), если эти инвестиции приведут к возможности Российской Федерации приватизировать государственное имущество таким методом, который будет способствовать несправедливому обогащению каких-либо официальных лиц РФ или их друзей и родственников.

•  иностранных лиц, которые способствовали приобретению правительством Сирии разного рода оружия.

Всем эти санкциям может подвергнуться любое физическое и юридическое лицо в мире, где бы оно не проживало, и каким бы гражданством и юрисдикцией не обладало.

Трудно сказать, насколько активно президент Трамп будет налагать эти санкции. В «заявлении о подписании» — записке, сопровождающей подписание закона, он заявил, что не согласен со многими положениями закона (в том числе, именно с некоторыми из этих пунктов), но подпишет его в интересах «единства нации».

В истории США были случаи, когда президенты подписывали законы, с некоторой незначительной частью которого они были не согласны, о чем и указывали в своем «заявлении о подписании». Это заявление потом использовалось для попыток избежать исполнения этих противоречивых положений подписанного закона.

В-четвертых, в законе содержится декларация поддержки энергетической отрасли Украины, в том числе заявление о том, что политикой США является «продолжение противодействия трубопроводу «Северный поток 2», учитывая его разрушительное влияние на энергетическую безопасность Европы, развитие рынка газа в Центральной и Восточной Европе и энергетическим реформам на Украине».

В законе также довольно цинично заявляется, что «правительство Соединенных штатов должно ставить приоритетом экспорт энергетических ресурсов Соединенных штатов для того, чтобы создавать рабочие места в Америке, помогать союзникам и партнерам Соединенных штатов и укреплять зарубежную политику Соединенных штатов».

Эта последняя декларация вызвало много критики со стороны европейцев, которые узрели во всем этом законе только желание США укрепить свои позиции на энергетическом рынке Европы.

Возможно, впрочем, что это само по себе юридические бесполезное положение было введено только для того, что бы по-иезуитски уколоть Трампа — если бы он не подписал закон, его бы стали укорять в том, что он против создания рабочих мест в Америке, что было одним из главных пунктов его предвыборной программы.

КАКИЕ СТРАНЫ УЧАСТВУЮТ В РЕЖИМЕ САНКЦИЙ?

Режим санкций приняли почти все страны, которые можно условно назвать «белым миром». Это США и Канада, все страны географической Европы, за исключением Сербии, Боснии, Македонии и, разумеется, Белоруссии. Кроме того, законы о санкциях против РФ приняли Япония, Грузия, Австралия, Новая Зеландия и некоторые мелкие государства Карибского бассейна.

Санкции ЕС почти полностью повторяют санкции США, действующие до закона августа 2017 года. Несколько отличается только конкретный список лиц под санкциями. Однако присоединение европейцев к последнему раунду санкций пока под вопросом. Судя по протестам, исходившим от представителей ЕС, вряд ли этот блок автоматически присоединится к новым ограничениям, по крайне мере, точно не ко всем из них.

И все же, несмотря на то, что последние санкции, принятые американцами, были восприняты неоднозначно, маловероятно, что «санкционная коалиция» в ближайшее время развалится.

КТО ДОЛЖЕН СОБЛЮДАТЬ ЭТИ САНКЦИИ? ДОЛЖНЫ ЛИ СТРАНЫ, НЕ УЧАСТВУЮЩИЕ В РЕЖИМЕ САНКЦИЙ, ПОДЧИНЯТЬСЯ ЕМУ?

Американское законодательство устанавливает, что режим ограничений относится к операциям «американских лиц или в Соединенных штатах» (US persons and in the United States). «Американские лица» — это граждане США, постоянные резиденты, американские компании (включая отделения иностранных компаний), а также все лица, находящиеся на её территории.

С формальной точки зрения, это формулировка не предполагает попытки распространить американское регулирование экстерриториально. Все лица, в отношении которых устанавливаются санкции, являются объектом, а не субъектом американского законодательства. Иностранцев, которые нарушают санкции, американцы в теории могут просто включить в санкционный список, но не могут наказать именно за нарушение режима санкций.

Разница тут большая — попадая в санкционный список, ты просто лишаешься возможности ездить в Америку и вести дела с американцами; если же признают, что ты нарушаешь режим санкций, то можно подвергнуться уголовному наказанию в США и сесть в тюрьму на 20 лет.

Однако в последнее время в практике правоприменения санкций появляется и некоторый чисто юридически экстерриториальный элемент. Любые безналичные расчеты в долларах США между лицами, даже и не находящимися в США, считаются операциями, осуществляющимися также и в Соединенных штатах, так как денежные переводы обычно проходят через корреспондентские счета американских банков.

Таким образом, китаец, да и даже россиянин, заплативший что-то, или получивший что-то в безналичных долларах от компании, находящейся под санкциями, также теоретически может быть признан нарушителем санкций — и быть задержанным где-нибудь в Тайланде и отправленным в Америку, что бы сесть там в тюрьму на 20 лет.

В законодательстве ЕС, напротив, предельно четко определены лица, которые должны выполнять санкции против РФ, а именно:

  • граждане стран-членов ЕС,
  • организации, созданные по законодательству стран-членов ЕС,
  • организации, ведущие дела полностью или частично на территории ЕС,
  • любое лицо, находящееся на территории ЕС,
  • любые лица на территории любого пролетающего самолета, или судна, находящихся под юрисдикцией стран-членов ЕС.

ПОЧЕМУ ПАРТНЕРЫ РОССИИ ТАК ОПАСАЮТСЯ НАРУШАТЬ ЭТИ САНКЦИИ? МОЖНО ЛИ ЭТИ САНКЦИИ ОБОЙТИ?

Компании, ведущие международную деятельность, весьма боятся наказания за нарушение санкций, особенно со стороны США. Если они ведут хоть какую-либо деятельность в США, американцы могут посчитать их субъектами своих законов и, соответственно, покарать их за это нарушение.

Как мы уже указали, даже если какая-нибудь компания никогда не вела никакой деятельности в США, и там никогда не ступала нога ни одного их работника, но в расчетах она использует американские доллары — может быть признано, что она ведет деятельность также и в США, а стало быть, обязана соблюдать режим санкций.

В 2015 году власти США оштрафовали крупнейший французский банк BNP-Paribas на умопомрачительную сумму в 9 миллиардов (не опечатка, именно миллиардов) долларов за якобы совершенное им нарушение американских санкций в отношении Ирана. Хотя Франция не участвует в режиме санкций против Ирана и подразделение банка, занимавшееся операциями с Ираном, не находилось в США, основанием для штрафа было то, что банк проводил расчеты по этим операциям через долларовые корсчета, расположенные в США.

Несмотря на протесты правительства Франции, штраф был наложен, и BNP-Paribas оплатил его, так как альтернативой стал бы запрет для банка на использование долларов в расчетах, то есть фактическое закрытие банка.

Откровенно говоря, в последнее время правительство США ведет себя в самом деле несколько по-бандитски, причем деньги оно изымает не только у иностранных корпораций, но и у исконно американских компаний — так, у банка Дж. П. Морган было отобрано 13 млрд долларов виде штрафа за якобы имевшие место нарушения при ипотечном кредитовании, у Банк оф Америка — 17 млрд. долларов.

Налагать штрафы в США может не только президент, но и весьма многочисленные агентства и ведомства, федеральные и уровня штатов, руководители которых таким образом — «наказывая злобные корпорации» — наращивают свой политический капитал. В последнее время произошло беспрецедентное усиление роли государства в США, при том, что все юридические институты, децентрализация и количество пройдох у власти остаются там неизменными с марктвеновских времен, когда роль государства была совсем слабой и оно не могло сильно никому навредить.

На этом фоне оштрафовать компанию вроде Сименс на несколько миллиардов долларов полномочиями какого-нибудь контролера штата Нью-Йорк за нарушение режима санкций было бы простейшим и почетнейшим делом. Неудивительно, что международные компании боятся каким-то образом вызвать раздражение или внимание американских «компетентных органов».

Как мы уже говорили, кроме штрафов, есть еще и весьма суровое уголовное наказание за нарушение режима санкций для физического лица (включая должностные лица корпораций). Это штраф до 1 млн долларов и тюремное заключение сроком до 20 лет.

Учитывая все это, неудивительно, что иностранные корпорации стараются избегать нарушения режима санкций и не вовлекаться в схемы по уклонению от них.

КАКОЕ ВЛИЯНИЕ САНКЦИИ ОКАЗАЛИ НА ЭКОНОМИКУ РОССИИ, В ТОМ ЧИСЛЕ НА НЕФТЕГАЗОВЫЙ СЕКТОР?

Несомненно, что в последние годы экономика России испытывает значительные трудности. Однако трудно определить, насколько велик в это вклад именно международных санкций.

В целом в прессе и у экономистов складывается мнение, что основной причиной затруднений в экономике России послужили не международные санкции, а падение цен на нефть. В 2016 году, например, экспорт нефти и газа из России составил 151 млрд. долларов — по сравнению с 349 миллиардов в 2013 году.

Кроме того, существуют структурные проблемы экономики России: чрезмерное огосударствление, неэффективные государственные институты и регулирование, коррупция, которые стали причиной замедления экономического роста в России еще до крымского кризиса.

И все-таки влияние санкций на экономику России нельзя недооценивать.

Самый серьезный ущерб наносит ограничение кредитования крупных российских банков и компаний из-за границы. Первым ударом стала необходимость возвращать крупные кредиты иностранным кредиторам без возможности перекредитоваться. Всего в 2014-2016 году разница между погашенными и привлеченными кредитами компаний России составила около 170 млрд. долларов. Хотя россиянам, в общем, пока удавалось выпутаться, но такой денежный провал стал одной из причин девальвации рубля.

Еще более серьезны долгосрочные последствия ограничения иностранного кредитования. Большинство крупных инвестиций, в том числе в реальный сектор экономики, например, открытие новых производств, осуществляется за счет банковских кредитов, в том числе синдицированных, с участниками из многих стран. Внутри РФ сейчас капиталов для инвестирования мало (за 2016 активы банковской системы впервые в истории РФ снизились), Европа, США и Япония, то есть 95% мирового финансового рынка, для российских заемщиков закрыты, а китайцы много вкладывать в Россию пока не стремятся.

Так как под санкции попали только крупнейшие банки — такие как Сбербанк, ВТБ, теоретически возможно, что западное финансирование будет идти через другие банки, не попавшие под санкции. Однако маловероятно, что это станет мощным источником инвестиций, не в последнюю очередь из-за того, что банковская система России сейчас все больше и больше консолидируется.

Есть высокая вероятность, что без возобновления кредитования из-за границы возобновление высоких темпов экономического роста в России будет затруднительным.

Пострадала также напрямую и энергетическая отрасль. Особенно неприятно санкции сказались на таких сильно закредитованных компаниях, как «Роснефть». Бытовали слухи, что именно действия «Роснефти» стали причиной обвала курса рубля, так как компания была вынуждена скупать доллары на открытом рынке в огромных количествах из-за невозможности занять деньги в долларах.

Что касается ограничений на поставку оборудования, то оно затрагивает довольно узкую сферу: глубоководное бурение, добычу на арктическом шельфе и сланцевую нефть. Поэтому в макроэкономических масштабах влияние этого запрета не очень сильно. Тем не менее, для отдельных компаний эти санкции, а особенно принятые в августе 2017 года, довольно болезненны, так как ограничивают их возможность развивать некоторые новые проекты.

Санкции имеют и негативное психологическое и моральное влияние. Ситуация, когда страна находится под санкциями, отпугивает большую часть инвесторов. Если уже действующие в России иностранные компании могут еще принять решение развиваться и вкладывать новые деньги, то компании, никогда в России не действовавшие, вряд ли пойдут на открытие своих предприятий и вложение денег в страну.

Иногда высказывается мнение о том, что санкции являются стимулом для развития собственной промышленности. Но это утверждение более чем спорно.

Определенное «импортозамещение» и в самом деле сейчас происходит. Но сильно радоваться и восхвалять за это санкции не имеет смысла.

Во-первых, такое импортозамещение имеет своей главной причиной резкую девальвацию рубля, в результате которой импорт разного рода продукции из-за границы, в том числе и оборудования, сильно снизился. Хотя запрещение кредитования крупных российский компаний на длительный срок также было одной из причин девальвации, скорее всего курс рубля сильно снизился бы и без этих мер, а просто в результате обвала цен на нефть.

Во-вторых, даже если санкции каким-то образом и вызывали, через девальвацию, снижение импорта и некоторый рост спроса на отечественную продукцию, цена этого улучшения очень высока — для предприятий закрывается возможность кредитования. Из-за нестабильности рубля процентные ставки в кредитовании очень высоки. До сих пор предприятия кредитуются под 15-20% годовых и это при том, что официальная ставка инфляции составляет по последним данным около 4%. Такая ставка почти наверняка превышает среднюю норму прибыли по всей машиностроительной области. Там же где имеет смысл кредитоваться в долларах, например в нефтегазодобыче, кредитование из-за границы закрыто, в результате чего значительное количество крупных проектов не могут стартовать.

И, в-третьих, все импортозамещение происходит, как это не печально признавать, на весьма низком технологическом уровне.

В самом деле, многие нефтяные компании сейчас отказываются от дорогостоящих услуг таких компаний, как «Шлюмберже» или «Халлибертон», и начинают опять звать «дядю Васю» для решения своих проблем. Но воистину высокотехнологичные производства развиваются крайне медленно ввиду серьезных структурных проблем в РФ.

Кроме уже упомянутых проблем (неэффективное государство, коррупцию, и пр.) нужно упомянуть сложнейший вопрос нехватки технических кадров. Старые инженерные кадры уходят, молодые не подготавливаются в нужном количестве и качестве. Система среднего технического образования совершенно развалилась.

В таких условиях задача построения массового конкурентоспособного высокотехнологического производства в России крайне сложна.

КОГДА САНКЦИИ СНИМУТ?

Снятие или облегчение санкций в настоящее время крайне маловероятно из-за международной политической ситуации, внутриполитической борьбы в США и юридической сложности этого процесса.

Что касается санкций ЕС, юридически их снять довольно просто. В отличие от США, где санкции регулируются целым ворохом документов, санкции ЕС были приняты одним документом. Европейские санкции в первый раз были приняты в июле 2014 сроком на полгода, затем они неоднократно продлевались каждые 6 месяцев — в последний раз 28 июня 2017 года.

Для продления санкций все страны-участники ЕС должны каждый раз проголосовать единогласно. Конкретный список лиц, находящихся под санкциями, дополняется в рабочем порядке исполнительными органами ЕС.

Таким образом, достаточно, что бы хоть одна страна проголосовала против, и санкции не будут продлены и прекратятся. Маловероятно, что бы какая-то страна на это пошла против всех остальных. Однако, если главные участники ЕС примут решение прекратить санкции, никакая страна из «пояса страдальцев» типа Польши или Литвы не сможет этого предотвратить. В данном случае принцип единогласия в ЕС работает на пользу России.

Формально санкции ЕС продлеваются в связи с невыполнением Минских соглашений Россией. Напомним, что Минские соглашения 15 февраля 2015 года (Минск-2), принятые во время встречи лидеров России, Украины, Франции и Германии, сейчас не выполняют ни Россия, ни Украина. Соглашения включают в себя такие трудновыполнимые в данное время положения, как передача украинскому правительству контроля над государственной границей между РФ и Украиной в районе Донбасса. На Украину эти соглашения налагают обязательство, в том числе, изменить конституцию и предоставить особый статус частям Донецкой и Луганской области, что украинцы тоже не торопятся делать.

Трудно сказать, повлечет ли теоретическое выполнение этих соглашений Россией снятие санкций со стороны ЕС. В самом акте о санкциях указано, что они налагаются, в том числе, из-за аннексии Россией Крыма. Так что выполнение Россией своей части Минских договоренностей еще не гарантирует снятие санкций ЕС. Впрочем, гипотетическое прекращение «аннексии» Крыма тоже ничего не может гарантировать.

Однако, снятие европейских санкций без отмены санкций американских, которые обладают определенной экстерриториальностью, не сильно улучшит положение РФ. Американские же санкции будет отменить гораздо сложнее.

Во-первых, в настоящее время не предвидится никаких предпосылок к улучшению отношений между РФ и США. Торговля между РФ и США всегда была на довольно низком уровне, и американцы не особенно заинтересованы улучшать отношения с РФ. Гораздо выгодней продолжать использовать её в качестве жупела ради «единства нации».

Во-вторых, снятие санкций потребует принятия соответствующего закона, который должен будет пройти через обе палаты Конгресса. Учитывая постоянные дрязги, интриги и внутрипартийную борьбу в этом органе, добиться такого будет трудно.

В-третьих, пока международное положение остается напряжённым, а украинский и крымский вопрос не решенными с международно-правовой точки зрения, не существует никакого предлога для снятия санкций. Правового же решения этого вопроса в течение жизни большинства читателей этой статьи может и не наступить. Вспомним, что, например, проблема Северного Кипра не решена с 1974 года, и вряд ли будет решена в ближайшее время.

Санкции могут быть сняты в скором времени только в случае радикального изменения международной политической обстановки, например, при появлении какого-то общего сильного врага. Если такого маловероятного события не произойдет, могут пройти десятилетия перед тем, как санкции снимут.

Руслан Халиуллин

neftianka.ru

  Читайте прогноз ценовых колебаний с 7 по 11 августа здесь.
Распечатать / отправить по email / добавить в избранное

Комментарии

Новости IDK
ООО Информационные системы
Телефон: (495) 926-82-94Тех. поддержка: support@oilstat.ru