Аналитика

Эта страна обманывала весь мир и жила в долг. Пришла пора платить

24 августа 2018, 11:39

Греция постепенно преодолевает один из самых сложных периодов в своей истории. После восьми лет жизни в режиме тотальной экономии страна вышла из-под внешнего управления и теперь может проводить самостоятельную финансовую политику. Но обольщаться пока рано — причины проблем никуда не делись и в любой момент могут спровоцировать новый кризис. Кроме того, Афины пока не расплатились с кредиторами — на это уйдут еще десятки лет, и все это время за восстановлением их экономики будут внимательно следить из Брюсселя и Берлина. О том, как греки боролись с трудностями и что их ждет теперь, — в материале «Ленты.ру».

«Греция успешно завершила трехлетнюю программу ESM (Европейского стабилизационного механизма). Это ознаменовало конец крупнейшего в истории спасения национальной экономики. Благодаря беспрецедентной финансовой поддержке, предоставленной на очень выгодных условиях, Греция смогла модернизировать свою экономику и восстановить доверие инвесторов», — говорится в сообщении ESM.

Кризис как призвание

Этот орган стал одним из элементов целой системы взаимопомощи, созданной руководством Евросоюза в 2010 году, после того, как на континенте разразился долговой кризис. Его очагом принято считать как раз Грецию, а причиной — многолетнюю расточительную политику ее властей. Зарплаты чиновников традиционно были в несколько раз выше, чем в частном секторе, а государственные компании даже не стремились к рентабельности. К тому же половина жителей числилась самозанятыми и не платила налоги. В начале 2000-х годов к проблемам добавились траты на афинскую Олимпиаду. Они превысили изначальную смету почти в десять раз и составили 13 миллиардов евро, что на тот момент стало рекордом. Правительство почти не привлекало частных инвесторов, взяв 80 процентов расходов на себя. Окупить их не удалось, во многом из-за невостребованности спортивных объектов после соревнований.

До поры до времени латать дыры в бюджете удавалось за счет дешевых внешних кредитов. Но мировой кризис 2008 года сделал их менее доступными, к тому же ударил по важному для Греции туристическому рынку. Пришедшее к власти правительство социалистов во главе с Георгиосом Папандреу ждал еще один неприятный сюрприз — вскрылись систематические махинации предшественников со статистикой. Власти намеренно занижали показатели дефицита бюджета (до уровня 3,7 процента ВВП вместо реальных 12,5 процента), чтобы иметь возможность выпускать облигации по низкой ставке.

Международные агентства тут же понизили суверенный рейтинг Греции до «мусорного» уровня, после чего занимать на мировом рынке стало почти невозможно. Самый сильный удар пришелся по банкам: уже выпущенные гособлигации, находившиеся в их собственности, сильно обесценились. Чтобы избежать дефолта, Афины обратились за помощью к Евросоюзу, и тот запустил масштабную программу спасения. В ней участвовали Европейский Центробанк (ЕЦБ), Международный валютный фонд (МВФ) и созданный специально по этому случаю Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF). Его финансировали страны еврозоны за счет гарантийных взносов. Больше всех выделили Германия (119,4 миллиарда евро), Франция (89,6 миллиарда) и Италия (78,8 миллиарда).

Вместе эти институты часто называют «тройкой кредиторов» Греции, но фактически они действовали поодиночке, объединяясь только для того, чтобы оценить финансовое положение терпящей бедствие страны. Основная программа была рассчитана на два этапа: в 2010-2011 и 2012-2015 годах. В общей сложности Афинам выделили 226,8 миллиарда евро. 32,1 миллиарда дал МВФ, остальное взял на себя EFSF (в 2010 году его еще не успели создать, поэтому займы поначалу предоставляли напрямую страны еврозоны).

Параллельно Греции помогал ЕЦБ. В 2010 году он потратил около 40 миллиардов евро на скупку ее государственных облигаций (еще четыре миллиарда самостоятельно добавили центробанки стран еврозоны). Регулятор не просто вливал деньги в ослабленную кризисом экономику, но и снижал общий уровень ставок на рынке: цена приобретаемых облигаций росла, доходность падала и служила ориентиром для новых выпусков. Правда, отдельные экономисты до сих пор сомневаются в благих намерениях ЕЦБ. По их данным, он намеренно покупал бумаги, которые торговали с 70-процентной скидкой, чтобы при погашении получить полную номинальную стоимость.

Цена благополучия

Помощь выделялась не просто так — правительству Греции выдвинули сразу несколько условий. Кредиторы хотели убедиться не только в сохранности своих, пусть и вынужденных, инвестиций, но и в том, что стабильности еврозоны ничего не угрожает. Среди обязательств, взятых на себя Афинами, были жесткая бюджетная экономия, приватизация государственного имущества, проведение структурных реформ для повышения общей конкурентоспособности экономики.

Однако ситуация оказалась сложнее, чем изначально рассчитывали в Брюсселе. Экономия на расходах привела к резкому сокращению инвестиций, без которых невозможен полноценный рост и выход из кризиса. Долговая нагрузка при этом продолжала увеличиваться, а вместе с внешними долгами росли просрочки по пенсиям и пособиям, из-за чего в стране образовалась взрывоопасная социальная обстановка. Нобелевский лауреат Пол Кругман назвал такую помощь «уничтожением национального суверенитета», указывая на то, что парламент послушно выполнял все требования кредиторов и принимал нужные им законы.

Алексис Ципрас

К 2015 году стало ясно, что расплатиться по первым двум пакетам кредитов не получится, а значит, придется соглашаться на третий, еще глубже залезая в долги и еще больше экономя. Но в январе в стране прошли выборы, на которых победила радикальная левая партия «Сириза». Премьером стал ее лидер Алексис Ципрас, сразу заявивший, что будет разговаривать с иностранцами с позиции силы. Он же инициировал референдум, на котором гражданам предстояло решить, принимать ли новую порцию европейских денег. История очень напоминала то, что случилось за семь лет до этого с Исландией. Тогда маленькое островное государство тоже по уши погрязло в долгах (по вине недальновидных банкиров), но наотрез отказалось расплачиваться (тоже через референдум), решив вместо этого направить старые зарубежные кредиты на восстановление страны.

Не рассчитал

Затеяв референдум, Ципрас загнал себя в ловушку. С одной стороны, членство в еврозоне связывает руки странам, попавшим в беду. Они не могут ни девальвировать свою валюту (ее у них попросту нет), ни напечатать новые деньги, чтобы стимулировать экономику ценой инфляции (эмиссией заведует ЕЦБ). С другой стороны, отказаться от евро и вернуться к драхме — Греция тоже не могла — ресурсов не хватало даже на то, чтобы напечатать новые старые купюры. Единственное, что оставалось Афинам — перестать платить по текущим долгам. Буквально за несколько дней до референдума страна допустила первый в своей истории дефолт, отказавшись перечислять очередной транш МВФ на 1,7 миллиарда евро.

61 процент греков проголосовали за прекращение любого сотрудничества с кредиторами, но победа вышла пирровой. Даже сам премьер к тому моменту понимал, что надеяться на переговорах особо не на что. На встрече в Брюсселе, которая продлилась всю ночь, страны еврозоны и особенно Германия (на правах крупнейшей экономики Европы) выставили новые, даже более жесткие, чем прежде, требования. И Ципрасу в итоге пришлось их принять. Греция обязалась отменить любые налоговые льготы (даже для туристических фирм на отдаленных островах), распродать госактивы на 50 миллиардов и самое главное — к 2022 году провести пенсионную реформу. До начала кризиса мужчины выходили на пенсию в 55 лет, женщины — в 50. Теперь единый для всех возраст подняли сразу до 67 лет. К тому же работодатели из частного сектора получили право продлевать рабочий день своих сотрудников, чтобы повысить производительность труда.

Референдум 2015 года

Взамен Афинам выделили 86 миллиардов евро на три года. Кредитором на этот раз выступил ESM, пришедший на смену EFSF, который с самого начала задумывался как временный орган. Международный валютный фонд своими деньгами рисковать не стал. Как и ЕЦБ, не включивший Грецию в свою глобальную программу по выкупу облигаций у европейских держателей. Регулятор согласился помогать греческим банкам только в рамках механизма по экстренному предоставлению краткосрочной ликвидности (ELA).

Будущее зависит от них

У соглашения нашлось много противников даже внутри Европы. Они утверждали, что Афины не справятся со слишком тяжким бременем и попросту не вернут деньги. Однако на деле их опасения не оправдались. Принятые меры принесли плоды, и уже в 2016 году первичный профицит бюджета (без учета долга) достиг 3,9 процента ВВП. С 2017-го впервые за десять лет начал расти ВВП. Как следствие, доходность греческих гособлигаций упала до отметки ниже, чем пять процентов — это гораздо выше, чем в среднем по Европе, но не сравнится с 35 процентами в 2011 году. Наконец, греческие банки сумели восстановить капитал и теперь с запасом соблюдают нормативы ЕЦБ, а значит — банкротство в обозримом будущем им не грозит. Более того, 24,1 миллиарда евро из последнего пакета не пригодились и теперь станут своеобразной подушкой безопасности.

В июне 2018 года власти Греции отчитались перед кредиторами. За шесть часов стороны договорились, как страна будет жить в ближайшие десятилетия. Основные условия таковы: первичный профицит бюджета должен держаться на уровне 3,5 процента ВВП до 2022 года и 2,2 процента вплоть до 2060-го, экономика должна расти хотя бы на 2,2 процента в год, а общий размер долга не должен превышать 20 процентов ВВП в долгосрочной перспективе. Каждые три месяца в Грецию будут приезжать проверяющие, и если через несколько лет они останутся довольны увиденным, стране вернут проценты, заработанные на ее облигациях. А это — без малого восемь миллиардов евро. В качестве поощрения Афинам дали отсрочку по выплатам долга. Его погашение начнется в 2023 году и продлится до 2060-го.

20 августа программа помощи, растянувшаяся на восемь лет, официально завершилась. Греция вышла из-под внешнего управления и теперь сможет проводить самостоятельную политику. Задел на будущее создан, но решить предстоит еще много задач: вернуть доверие инвесторов, научиться жить по средствам и обходиться без посторонней помощи. Меняться придется не только властям, но и всему обществу, ведь причины для кризиса копились десятилетиями. «Новые битвы еще впереди», — заявил Алексис Ципрас, добавив, что страна вступает в новую для себя эру.

lenta.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 20 по 24 августа 2018.

Распечатать / отправить по email / добавить в избранное

Комментарии

ООО Информационные системы
Телефон: +7 (495) 926-82-94Тех. поддержка: support@eoil.ru