Аналитика

Пробный «черный шар» для экспортеров горючего

03 сентября 2018, 17:51

Недавнее предложение ФАС в адрес нефтяных компаний обсудить временное прекращение экспорта бензина стало недвусмысленным сигналом топливному рынку о дальнейшем ужесточении государственного регулирования. Хотя на первый взгляд мера выглядит ситуационной – формальным поводом для прозвучавшего предложения стали осенние ремонты на ряде НПЗ, а объемы экспорта бензина из России сравнительно невелики, – некоторые аналитики предупреждают о возможных негативных последствиях административных ограничений экспорта для внутренних цен на горючее.

Дорогая капля в море

«У нас есть еще компании, с которыми мы проводим работу относительно полного прекращения экспортных поставок, несмотря на то, что экспортный рынок значительно премиальнее внутреннего рынка», – заявил 23 августа агентству «Прайм» начальник управления регулирования ТЭК Федеральной антимонопольной службы Дмитрий Махонин по итогам очередного совещания у вице-премьера Дмитрия Козака. Одной из компаний, принявших решение переориентироваться на внутренний рынок, Махонин назвал «Сургутнефтегаз», который поставит дополнительно порядка 100 тыс. тонн бензина, что позволит компенсировать выпадающие объемы из-за ремонтов на заводах (Куйбышевском НПЗ «Роснефти», Кстовском НПЗ ЛУКОЙЛа и др.). После этого в комментарии ТАСС представитель антимонопольного ведомства уточнил, что речь не шла о запрете вывоза: «Мы просто рекомендовали сократить экспорт бензина». К тому же, добавил Махонин, на экспорт направляются «буквально какие-то крохи» бензина.

Действительно, в сравнении с объемами экспорта дизельного топлива российский экспорт бензина выглядит довольно маргинальным явлением.

По данным Федеральной таможенной службы, в 2018 г. было вывезено всего 4,34 млн тонн бензина на $2,083 млрд (примерно половина поставок делалась в страны СНГ), тогда как дизеля было экспортировано 50,9 млн тонн на $23,209 млрд, главным образом в дальнее зарубежье.

Экспорт нефтепродуктов из России в первом полугодии 2018 года

Источник: данные ФТС.

Но в долгосрочном периоде экспорт бензина из России показывает значительный рост. С начала десятилетия его объем вырос почти вдвое (в 2010 г. всего 2,4 млн тонн) при очень незначительном приросте внутреннего потребления, которое, по данным последнего годового отчета «Татнефти», выросло с 2010 по 2017 г. с 33,6 до 35,1 млн тонн. Основная причина неравновесной динамики – модернизация мощностей российских НПЗ.

«Обеспечение бензином внутреннего рынка – задача номер один как для производителей, так и для регуляторов, и если она выполняется, то далее включается механизм экспорта, – отмечает гендиректор ЗАО «Креон Энерджи» Санджар Тургунов. – По мере реализации четырехсторонних соглашений между нефтяными компаниями, ФАС, Ростехнадзором и Росстандартом увеличивается глубина переработки нефти, соответственно, светлых нефтепродуктов выпускается больше, но внутреннее потребление не растет пропорциональными темпами. В длительной перспективе экспорт бензина из России продолжит увеличиваться, хотя доля бензина в общем экспорте нефтепродуктов останется незначительной».

В I половине 2018 г. стоимостный объем экспорта нефтепродуктов из России, включая бензин, увеличивался двузначными темпами (см. таблицу). Однако если производители учтут пожелания ФАС, прирост в бензиновом сегменте по году в целом может быть довольно скромным.

«Временное ограничение экспорта бензина – мера ручного управления ситуацией на рынке, которая обсуждалась достаточно давно, неожиданной ее назвать сложно, – говорит источник в топливной отрасли. – Понимание того, зачем нужны подобные меры, у производителей есть. ФАС в данном случае действует в рамках собственных полномочий по контролю за ценами и соблюдением конкуренции на рынке. В дальнейшем, когда заводы пройдут очередной ремонтный цикл, экспорт будет восстановлен, поскольку для производителей это прежде всего канал сбыта излишков бензина, которые не могут быть реализованы на внутреннем рынке».

Дамоклов меч для НПЗ

Ряд экспертов рынка оценивает предлагаемое ограничение экспорта бензина в контексте более долгосрочной ситуации, уже за горизонтом осенних ремонтов на НПЗ. Тем более что практически сразу за процитированным выступлением Дмитрия Махонина стало известно, что с 1 января 2018 г. акцизы на дизельное топливо и бензин будут повышены на 2,7 тыс. руб. и 3,7 тыс. руб. за тонну соответственно. А в рамках подписанного в начале августа президентом закона о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли правительство получило право начиная с 2019 г. повышать экспортные пошлины на светлые нефтепродукты, товарный и прямогонный бензин до 60% от пошлины на нефть в случае увеличения или снижения цены на нефть на мировых рынках более чем на 15%.

«Скорее всего, перед нами апробация нового инструмента с целью не допустить роста цен на горючее на внутреннем рынке, – комментирует ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. – ФАС и правительство стремятся создать комплекс мер перед 1 января, когда вступят в действие сразу несколько факторов, влияющих на рост цен: повышение НДС, повышение акцизов, инфляция и так далее. Рост цен на топливо в таких условиях побороть будет сложно, но определенные попытки предпринять можно. Два ключевых инструмента – повышение ставки пошлин на экспорт нефтепродуктов до заградительного уровня, с тем чтобы нефтяники насытили внутренний рынок, и механизмы обратного акциза, предусмотренные в законе о налоговом маневре».

В мировой практике заградительные пошлины используются давно, отмечает Юшков. Американцы, например, сравнительно недавно отказались от запрета на экспорт нефти и нефтепродуктов, который был введен еще во время нефтяного кризиса 1973 г., чтобы компании насыщали внутренний рынок. Возможность отказаться от запрета дала только сланцевая революция, хотя США остаются крупнейшим в мире импортером нефти после Китая. Но в российских реалиях повышение экспортной пошлины на нефтепродукты не выглядит лучшим вариантом действий, подчеркивает Юшков. По его мнению, злоупотребление подобным инструментом – частое повышение пошлины либо повышение на длительный срок – приведет к тому, что нефтяники понесут убытки и будут производить меньше нефтепродуктов.

«В конечном итоге это путь к дефициту топлива, что само по себе приведет к росту его стоимости, и новый удар по нефтепереработке. Если нефтяникам не будет выгодно перерабатывать нефть и экспортировать нефтепродукты из-за высокого уровня пошлин, они будут вывозить сырую нефть, – рассуждает эксперт. – Налоговый маневр и так ставит под вопрос перспективы переработки; с таким же успехом можно экспортировать сырую, поскольку налоги уже уплачены на скважине. Обратным акцизом правительство попыталось создать некий стимул для переработки, но только для тех объемов топлива, которые идут на внутренний рынок, тогда как из примерно 280 млн тонн перерабатываемой российской нефти на внутренний рынок идут только около 90 млн тонн, остальное отправляется на экспорт. Получается, что, если над этими объемами будет постоянно висеть угроза заградительной экспортной пошлины, их, по сути, не надо будет перерабатывать, а значит, рентабельность НПЗ станет еще меньше. Одним словом, такой инструмент, как повышение экспортных пошлин, быть должен, но злоупотреблять им не стоит»,

Похожую позицию отстаивает заместитель директора группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков, отмечая, что запрет на экспорт бензина может привести к последствиям, противоположным желаемым.

«У производителей присутствует определенная гибкость: при необходимости они могут выпускать больше дизеля и меньше бензина, то есть объем предложения бензина сократится и на внутреннем рынке возникнет его дефицит», – отмечает аналитик.

С этой точкой зрения полемизирует представитель отрасли, полагающий, что в условиях ограничения экспорта бензина кто-то из производителей вряд ли станет выпускать больше дизельного топлива, чтобы компенсировать выпадающие экспортные доходы: существует историческая статистика выпуска разных видов топлива, если кто-то из производителей резко изменит баланс производства, это не останется незамеченным.

Тем не менее практически все эксперты подчеркивают, что экспорт – это лишь один из множества факторов, влияющих на стоимость бензина.

«Не уверен, что запрет на экспорт бензина окажется эффективной мерой, чтобы сдержать рост цен, это не лучший способ справиться с ситуацией на внутреннем рынке, – говорит Танурков.

– Источником проблем явно выступают не нефтяные компании. Дело не в том, что они производят недостаточно бензина, – главным фактором, влияющим на стоимость на внутреннем рынке, является валютный курс при одновременном снижении экспортных пошлин.

Чем использовать предлагаемое сочетание рыночного и нерыночного регулирования, проще уж законодательно обязать каждый НПЗ производить определенный объем бензина для поставок на внутренний рынок по определенной цене».

oilcapital.ru

 

Читайте прогноз ценовых колебаний с 3 по 7 сентября 2018.

Распечатать / отправить по email / добавить в избранное

Комментарии

ООО Информационные системы
Телефон: +7 (495) 926-82-94Тех. поддержка: support@eoil.ru