Аналитика

Рентабельна ли добыча сланцевой нефти при цене $24 за баррель?

10 января 2019, 13:34

Добыча сланцевой нефти и газа – одна из движущих сил трансформации мировой энергетики

На прогнозы объемов добычи нефти главным образом влияет наличие ресурсов и технологий. Если запасы нефти и газа в ближайшие годы будут объемными и легкоизвлекаемыми, а технологии будут способствовать активной и дешевой добыче полезных ископаемых из недр земли, то развитие возобновляемых источников электроэнергии во всем мире затормозится. С другой стороны, если ресурсы окажутся недостаточными, а технологии достигнут предела своего развития, рост возобновляемой энергетики будет более активным и резким.

Заведующий сектором «Энергетические рынки» Института энергетики и финансов Николай Иванов уверен: идет активная трансформация мировой энергетики. Одна из движущих сил этого процесса – добыча сланцевой нефти и газа, а перспектива – резкое снижение добычи полезных ископаемых в ведущих экономиках мира.

«НиК» поговорил со спикером о движущей силе трансформации мировой энергетики – сланцевой революции в США. По словам Иванова, американская сланцевая революция обусловлена технологическим прорывом в области добычи нефти и газа из нетрадиционных источников. Он сравнил технологию добычи сланцевого газа с изобретением колеса; это открытие из разряда таких свершений, после которых мировое развитие уже не может идти вспять.

Простой пример: нельзя разучиться добывать огонь и забыть о том, что колесо катится. Знание того, что можно добывать нефть и газ из плотных пород произвело на мир мощный психологический эффект. И добыча газа из плотных коллекторов не остановилась даже после того, как цена упала в 4 раза с 2008 по 2012 г.

«Хотя у всего мира было ощущение, что американцы добывают нефть и газ из плотного сланца просто по инерции, себе в убыток, когда цена на нефть и газ падала до $2 за британскую тепловую единицу. Мир не учел того, что именно в этот период американцы смогли так быстро и эффективно усовершенствовать свою технологию, что компаниям удалось не прекращать добычу газа», – считает Иванов.

То же самое произошло и в области добычи нефти из плотных пород. При падении цены нефти в 2014 г. добыча в бассейне Северной Дакоты и центрального Техаса сокращалась, а вот в бассейне Permian не сократилась. Permian – это Западный Техас и юго-восток США (штат Нью-Мексико), и в этом регионе добыча сланцевой нефти и газа в XXI веке всегда шла в рост. Это то самое место на карте США, где добыча нефти шла всегда, и в хорошие годы, и в плохие. Именно оттуда родом сорт американской нефти WTI. Неудивительно, что в этом регионе технологический прогресс стал драйвером роста добычи нефти и газа. В первую очередь – нефти.

Источником нефти и газа стали породы, которые геологоразведчики ранее проходили, что называется, «мимо и не глядя». Старт добычи происходил в достаточно низкой базе. Тот человек, который обратил пристальное внимание на эту добычу и сделал ее рентабельной – речь идет о Джордже Митчеле, – в начале своего пути использовал горизонтальное бурение и одиночный гидроразрыв пласта, но и этого ему хватило для начала добычи нефти и газа из пустых пород. Сейчас число гидроразрывов достигает нескольких десятков на пласт, а длина ствола – нескольких тысяч метров. Каждое технологическое улучшение позволяет сокращать издержки и увеличивать добычу. Мир был удивлен: в такой консервативной отрасли, как нефтегазодобыча, сложно было ожидать сколь либо резкого прорыва.

Теперь добыча сланцевой нефти – нефти плотных коллекторов – превышает половину объема всей добываемой в США нефти.

И в ситуации падения цены на нефть все страны мира будут следить именно за тем, что происходит в секторе добычи сланцевого топлива в США.

Али аль-Найеми, бывший министр нефти и газа Саудовской Аравии, в один из периодов падения цены нефти на мировом рынке выступил с предложением не снижать объемы добычи для того, чтобы страны-экспортеры смогли повысить цены. Он прямо заявлял, что все неэффективные производители нефти должны покинуть мировую сцену. И говорил он про Венесуэлу.

«Во время кризиса цен на нефть в начале XXI века, когда ОПЕК со всеми участниками картеля договорилась о снижении объемов добычи нефти, именно Венесуэла воспользовалась ситуацией, умудрилась за год нарастить добычу почти на 2 млн б/с и собрала весь урожай преимуществ от договоренностей стран-производителей», – отметил Иванов. И когда именно Венесуэла оказалась в сложной ситуации, ОПЕК отказалась принимать меры для поддержания ее добычи.

Второй камень преткновения в вопросе, насколько может упасть цена нефти в мире, – точка безубыточности добычи сланцевой нефти в США; каждый ее прогнозирует на своем уровне. Кто-то считает, что добыча прибыльна при цене $50 за баррель, а кто-то, что она убыточна на уровне $70. Уже в 2014 г. в США признали, что при падении мировой цены до уровня $50 за баррель объем добычи сланцевой нефти в США не упадет, а при цене $60 будет рост объемов добычи. При цене $40 сокращение добычи будет наблюдаться, но станет незначительным. По сути, этот сценарий так и реализовался, напомнил Иванов.

События 2015 г. показали, что даже при цене около $30 сланцевые нефтедобывающие компании могут работать с 60%-й рентабельностью.

Он напомнил о прогнозах Управления аналитической информации США. Это управление абсолютно независимый орган: хотя оно и в структуре Министерства энергетики США, никто не имеет права утверждать или опровергать его аналитику.

В 2013-2014 гг. управление считало, что годовая добыча нефти в США должна зашкалить за 9 млн б/с в сутки в 2014-2015 гг., но к 2020 г. должен наступить резкий спад. Падения добычи газа управление не ожидало. Но жизнь внесла свои коррективы, и управление изменило прогнозы: в 2014 г. оно считало, что в 2016 г. добыча нефти должна превысить 10 млн б/с, но четко держалось за мысль о падении добычи нефти в мировом масштабе к 2020 г.

Откуда такая разница в прогнозах? Николай Иванов объясняет это тем, что управление не уверено в ресурсной базе сланцевой добычи нефти и газа. Парадокс в том, что ресурсная база целиком и полностью зависит от ресурсной базы добычи нефти классическим способом. В сланцевой индустрии нет месторождений, которые можно было бы заранее изучить, оконтурить и утвердить примерный объем добычи, отчитавшись в Комиссии по ценным бумагам и финансовым рынкам США.

Можно утверждать одно: с ростом обычной добычи растут и объемы извлекаемых нефти и газа, которые могут быть добыты из «сорных пород».

Физически эти объемы не сокращаются, важно всегда помнить это. Может изменяться лишь рентабельность извлечения этих запасов из недр.

В 2016 г. управление отказалось от прогнозов о резком снижении добычи нефти после 2020 г. – вернее, теперь принято считать, что спад добычи неизбежно наступит примерно к 2040 г. Агентство даже избегает самого слова «прогноз» и считает свои математические модели просто базовым сценарием возможного развития энергетики.

Гарольд Хэмм, глава компании Continental Resources, в презентациях для инвесторов сланцевой индустрии всегда говорил, что при падении цены на нефть сланцевая добыча будет рентабельна на 60% и при цене нефти на уровне менее $30 за баррель.

«Он упорно в течение последних лет, в 2014-2017 гг., говорил одно и то же: мы будем рентабельны. Да, его слова временами кто-то из инвесторов воспринимал как сентенции «слегка завирающего чудака», но Хэмм упорно продолжал давить на то, что и цена $24 за баррель устроит сланцевых добытчиков – при ней они будут рентабельны на 50% своих разработок», – напомнил эксперт Института энергетики и финансов.

Психологический эффект того, что люди научились добывать нефть из камня, стал наиболее четко сказываться в прогнозах цены нефти и объемов добычи именно в 2018 г., уверен Иванов.

Джордж Митчелл, отец сланцевой революции, тоже знал, что будущее за возобновляемыми источниками энергии, так как ветер дует всегда и солнце тоже светит постоянно, просто мы не умеем пока эффективно превращать энергию ветра и солнца в нужное нам дешевое электричество. Но Митчелл потратил 20 лет своей жизни, чтобы к середине 80-х годов ХХ века сделать сланцевую добычу рентабельной. Это доказывает тот факт, что и ресурсы добычи полезных ископаемых тоже пока не исчерпаны.

«Каждое технологическое улучшение значительно увеличивает добычу, сокращая издержки и сроки проводимых работ. Все это происходит на горизонте порядка года – такой быстрый технологический прогресс в одной из наиболее консервативных отраслей ранее трудно было представить. Сложно оценить психологический эффект на мировую энергетику этих революционных изменений, которых, как оказалось, можно достичь, «включив мозги», проявив фантазию и изменив подход к освоению ресурсов», – отмечает Николай Иванов. Доступность технологий и ресурсов является определяющим фактором для развития энергетических отраслей.

Следуя этой логике, дальнейший технологический прорыв в области возобновляемой энергетики приведет к росту в этой области, делает вывод Иванов. Выработка электроэнергии из возобновляемых источников растет во всех сценариях развития энергетики в США, резюмирует эксперт.

oilcapital.ru

 

Ежедневный прогноз ценовых колебаний на 10 января 2019

Распечатать / отправить по email / добавить в избранное

Комментарии

ООО Информационные системы
Телефон: +7 (495) 926-82-94Тех. поддержка: support@eoil.ru