Аналитика
20 ноября 2006, 11:00

Норвежский опыт – газ вместо нефти

В Норвегии накоплен уникальный опыт не только в сфере добычи нефтегазовых ресурсов, но и в сотрудничестве государства и бизнеса по оптимальному использованию доходов от их реализации.

Норвегия занимает третье место в мире по экспорту нефти и является вторым после России экспортером природного газа для Европы. Этот островок стабильности в бушующем море экономических и геополитических амбиций нефтегазовых производителей ценен тем, что государство выработало там четкие правила отношений со стратегическими инвесторами - правила, изменение которых происходит не спонтанно, по воле стоящей у власти группы лиц, а через диалог со всеми игроками и политическими силами, - пишет «Эксперт».

Норвегия, как и Россия, зависит от мировых цен на энергоносители, и это находит отражение в ее макроэкономических показателях. Доля нефтегазового сектора составляет сегодня 25% от национального ВВП, что вдвое превышает уровень 1995 г. Более того, она в два раза превышает суммарную долю всех других отраслей промышленности страны в ВВП. Доходы государства обеспечиваются за счет налогообложения и сложной системы прямого государственного участия в освоении континентального шельфа. В совокупности эти доходы достигают 33% от общенациональных и обеспечивают профицит госбюджета.

Для управления доходами еще в 1990 г. был создан Государственный нефтяной фонд, который теперь переименован в Государственный пенсионный фонд, имеющий порядка 212 млрд долларов активов. Эти деньги вкладываются в государственные облигации стран, имеющих инвестиционный рейтинг группы А, и в акции крупнейших корпораций, что по замыслу норвежской политической элиты должно обеспечить высокий уровень жизни населения Норвегии, после того как ее топливные запасы будут исчерпаны. А это при современных темпах добычи углеводородов может случиться уже лет через 35-40.

Нефть и природный газ - главный экспортный товар Норвегии. Их доля в общем экспорте составляет 52%, что в 35 раз превосходит другой традиционный товар - рыбу и морепродукты. Соответственно, велики объемы частных и государственных инвестиций в геологоразведку, добычу, транспорт и береговую инфраструктуру отрасли: в 2005 году они составили 13, 4 млрд долларов, или почти четверть от всех инвестиций в экономику Норвегии. А по оценкам министерства нефти и энергетики страны, за весь период освоения континентального шельфа объем инвестиций в отрасль составил на начало 2006 года 318 млрд долларов.

В основе подобных достижений лежат такие факторы, как значительные запасы сырья в стабильном с точки зрения геополитических рисков регионе, а также наличие долговременных и прозрачных правил, не меняющихся ни при каких правительствах. Еще один важный момент - высокая степень адаптивности государственной системы регулирования к изменениям в ценовой конъюнктуре нефти. Адаптивность норвежской модели направлена на решение двух фактически противоположных задач: получение государством максимального дохода и сохранение интереса частных инвесторов к капиталовложениям в геологоразведку и добычу.

С 1973-го по 1985 год, во время устойчивого роста цен на нефть, государство выстроило разветвленную систему перераспределения доходов от добычи углеводородов. Это было сделано через налогообложение и создание государственной компании Statoil. В период же низких цен на нефть в 90-е годы Норвегия не только стимулировала приход иностранных инвесторов (был сокращен объем прямого государственного участия), но и провела частичную приватизацию Statoil, акции которой были размещены на биржах Нью-Йорка и Осло (сейчас госпакет составляет 70, 9%).

В результате с 1999 г. в освоение континентального шельфа Норвегии включились 36 новых компаний, в том числе такие европейские гранды, как британская BG, французская Gaz de France, немецкие E.ON Ruhrgas и Wintershall.

Итогом грамотной государственной политики и усилий инвесторов стало стабильное воспроизведение запасов нефти и природного газа, позволяющее поддерживать рост общей добычи углеводородов в стране. И это несмотря на то, что и запасы, и добыча нефти снижаются. Зато Норвегия приобретает статус газовой державы. С 1999 года доказанные запасы нефти в стране сократились с 11, 3 млрд до 9, 7 млрд баррелей, а запасы природного газа, напротив, увеличились с 1, 87 трлн до 2, 41 трлн кубометров. При этом сейчас наметилась неблагоприятная тенденция в сфере разведки и разработки месторождений углеводородов: дополнительных открытий крупных месторождений в Северном море ожидать не приходится. Геологоразведочные работы требуется вести на больших глубинах и в новых районах Норвежского и Баренцева морей, что требует крупных инвестиций, новых технологий и создания инфраструктуры в малонаселенных прибрежных зонах Центральной и Северной Норвегии. Так, в прошлом году затраты на геологоразведку составили 1 млрд долларов, а в 2006-м они превысят 3 млрд.

Сейчас в Норвегии разрабатывается 50 месторождений углеводородов, из них 42 - в Северном море и восемь - в Норвежском. В 2005 г. было добыто 148, 5 млн тонн нефти и газового конденсата и 85 млрд кубометров природного газа. При этом внутренние потребности страны в нефти составляют только 9 млн т, благодаря чему Норвегия направляет основные объемы добытой нефти на экспорт, в основном в страны Северо-Западной Европы и США. Одновременно продолжает возрастать роль Норвегии как экспортера природного газа - она поставляет в другие страны 82, 5 млрд кубометров этого топлива и на 16% обеспечивает потребность в нем Европы. Кстати, после ликвидации в 2002 г. монопольного "единого экспортного канала" Норвегии - комитета по экспорту газа - доступ к самостоятельному экспорту был юридически открыт для всех компаний. И если оператором газотранспортной системы сейчас является Gassco, то владеют этой системой десять компаний, причем не все из них норвежские.

Норвежский газ характеризуется высокой удельной теплотой сгорания и низким содержанием сероводорода, что весьма ценно. Основные объемы его поставок приходятся на Германию, Францию, Великобританию. Осуществляются поставки газа и в Центральную Европу (Австрия, Чехия, Польша), а также на юг континента - в Италию и Испанию. В дальнейшем предполагается увеличение объема экспорта норвежского газа до 120 млрд кубометров, что предполагает как укрепление позиций на имеющихся рынках, так и выход с поставками сжиженного природного газа (СПГ) на другие регионы, в частности в США.

Планы сдерживания темпов падения добычи нефти и наращивания поставок газа связаны с новыми масштабными проектами. Так, в 2005-м и 2006 годах в Норвежском море были введены два небольших месторождения - Кристин и Урд - с суммарными доказанными запасами 50.4 млн т жидких углеводородов и 43,5 млрд кубометров газа. Чтобы начать их разработку, инвесторы потратили порядка 3, 5 млрд долларов. Это показывает, насколько дорога добыча углеводородов на континентальном шельфе. Тем не менее в ближайшие два года на стадию промышленного освоения выйдет еще около десятка месторождений, среди которых выделяются два крупнейших проекта, связанных с развитием поставок газа в Европу и США. Речь идет о разработке месторождений Ормен-Ланге и Сневит.

Первое, обладая доказанными запасами в объеме 375 млрд кубометров, должно способствовать росту поставок норвежского природного газа в Великобританию через новый газопровод протяженностью 1200 км и пропускной способностью 25 млрд кубометров в год. Общий объем инвестиций оценивается в 8, 1 млрд долларов. Освоение второго месторождения, с запасами в 160 млрд кубометров газа, которое находится в Баренцевом море, станет первым в Норвегии опытом реализации проектов по сжиженному природному газу и первым крупным шельфовым проектом в Европейской Арктике. СПГ будет доставляться в Европу и США. Совокупные инвестиции в проект (с учетом строительства газопровода, соединяющего месторождение с заводом СПГ, и самого завода) составят около 10 млрд долларов.

Оба месторождения должны быть введены в разработку в 2007 году. Они еще J раз докажут, что при стабильном инвестиционном климате и труднодоступные запасы углеводородов могут быть освоены консорциумами, состоящими как из национальных, так и из зарубежных компаний. Эти проекты также демонстрируют, что норвежские предприятия имеют собственные технологии, позволяющие работать в трудных условиях глубоководного шельфа и Арктики. Как, впрочем, и то, что они готовы заимствовать технические достижения у партнеров.

До недавнего времени Россия воспринималась в Норвегии не столько как конкурент на европейском рынке газа или на мировом рынке нефти, сколько как партнер по освоению нефтегазовых ресурсов Арктики. Однако отказ "Газпрома" от участия зарубежных фирм в освоении Штокмановского месторождения в российской части Баренцева моря (с доказанными запасами газа в 3, 7 трлн кубометров) изменил настроения: бизнес и государственные структуры Норвегии болезненно восприняли решение российского газового гиганта о самостоятельной разработке месторождения. Дело в том, что компании Statoil и Hydro потратили немало сил и средств, чтобы войти в этот проект и тем самым нарастить свою ресурсную базу; взамен российской стороне была предложена финансовая и технологическая помощь, необходимая для разработки месторождения и развития его инфраструктуры. Смогут ли стороны вновь сесть за стол переговоров на условиях "Газпрома", предполагающих лишь сервисные работы для иностранных подрядчиков, пока не ясно.

Но ближайшее будущее нефтегазового сектора Норвегии в любом случае выглядит оптимистично. Взвешенная государственная политика, сохраняющийся интерес инвесторов, новые территории, открывающиеся для работы нефтегазовых компаний, растущий спрос на энергоносители в Атлантическом бассейне, примеры своевременно реализуемых проектов и репутация стабильного поставщика - все эти факторы способствуют позитивному развитию главной отрасли норвежской экономики. По материалам oilru.com.

Нефтепродукты на eOIL.RU

Распечатать / отправить по email / добавить в избранное

Комментарии

ООО Информационные системы
Телефон: (495) 926-82-94Тех. поддержка: support@oilstat.ru